Первая огласительная беседа

Беседы, на которые вы приглашены, называются огласительными. Оглашение — это очень древняя практика Православной Церкви. Уже в IV веке людей, которые приходили креститься, так сказать, «по зову сердца», сначала обучали основам веры (причем делал это обычно сам епископ), а потом уже крестили. И Церковь в течение всех этих дней подготовки особенным образом молилась о всех, кто готовился ко крещению.

Почему было так и почему сейчас мы возрождаем эту древнюю традицию? Потому что крещение — это очень важный и ответственный шаг в жизни, и необходимо, чтобы к купели крещения человек подходил руководствуясь не только чувствами, пусть даже самыми светлыми, но и осознавая, Кому он посвящает свою жизнь, с Кем «сочетается». Это слово не случайно. В чине крещения священник задает крещаемому такой вопрос: «Сочетаешься ли Христу?» и крещаемый отвечает: «Сочетаюсь». Затем: «Сочетался ли Христу?» — «Сочетался». Что значит сочетаться? Это слово означает какую-то очень глубокую и таинственную степень близости двух личностей. Сочетаться — значит стать единым целым. Мы знаем современное выражение «сочетаться браком» или бракосочетание. Можем ли мы предположить, например, чтобы невеста, совсем не зная ничего о своем женихе, все же произнесла «сочетаюсь». Нет, конечно. Поэтому и во время огласительных бесед мы будем говорить о главном — о самом Христе Спасителе.

spasitel-1В отличии от других учений христианство основано не просто на системе взглядов и заповедей своего основателя, а на опыте постоянного живого общения с Ним Самим.

Кто Он? Почему миллиарды людей по всей земле называют Его своим Богом и Спасителем, от чего Он спасает нас и почему христиане во все времена предпочитали лучше погибнуть лютой смертью, чем отречься от Него.

Искать ответы на эти вопросы мы будем постепенно, опираясь на небольшой текст, который сейчас перед вами. Он называется Символом веры. «Символ» значит краткое изложение вероучения. В древности он был еще короче. В день крещения человек просто говорил, что верует в Иисуса Христа как Господа, и его крестили во имя Отца, Сына и Святого Духа. Позднее в разных христианских общинах были сложены более подробные «символы» — хотя они и различались в формулировках, но по содержанию были одинаковы. И оказалось возможным в IV веке на двух Вселенских Соборах, первый из которых проходил в г. Никее, а второй в Царьграде (Константинополе), утвердить единый для всех христиан Символ веры. Поэтому называют его еще иногда Никеоцареградским. Именно этот Символ веры входит теперь в современный чин крещения и произносить его, конечно, должен сам крещаемый. Поэтому в течение того времени, пока будут идти огласительные беседы, нужно постараться выучить этот текст наизусть и освоить его так, чтобы не осталось непонятным ни одно слово.

Итак, первые слова символа говорят нам о вере в Бога. Думается, что все, кто принял решение креститься, уже имеют некоторые начатки веры — хотя бы в то, что Бог существует. Без этого действительно никак нельзя. Апостол Павел так и говорит христианам: «Надо, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть и ищущим Его воздает» (Евр. 11: 6). Однако как много людей на вопрос «веришь ли ты в Бога?» отвечают: «Да, конечно, я чувствую, что-то там такое есть, что-то высшее». Убеждение в том, что есть нечто высшее, благоговение перед этим высшим, тяга к нему, есть в сердце каждого человека, это как врожденный инстинкт. Он такой сильный, что если человек не находит истинного Бога, то бывает готов поклоняться чему угодно — солнцу, дождю, деревянному идолу, какому-то великому человеку — лишь бы утолить это желание служения чему-то высшему, чем он сам.

Но это, как вы понимаете, совсем не та вера, о которой говорит наш Символ. Это очень хорошо видно опять же из чина крещения. Священник спрашивает крещаемого о Христе: «Веруешь ли Ему?». Не «в Него», то есть в Его существование, а Ему. И крещаемый отвечает: «Верую Ему, как Царю и Богу».

Для христианина Бог — это не безликая космическая энергия, это живая Личность. И потому человек может общаться с Богом, общаться очень близко. Энергию космическую невозможно любить, ей невозможно молиться, по сути дела в нее и верить-то абсурдно. Ведь если мы человеку, сидящему перед нами, говорим «я верю в тебя», что это будет значить? Это все равно, что мы говорим: «Я верю в твои силы, в твои таланты, в твою доброту, то есть доверяю тебе» Поэтому верить в Бога — это в первую очередь, значит доверять Ему — доверять Его слову, Его заповедям, Его промыслу о нашей жизни. Верить в Бога — это в конечном итоге значит верить в Его любовь. Один из персонажей романа Ф. М. Достоевского «Бесы», объявляющий себя атеистом, однажды признается: «А я бы хотел, чтобы Бог был» «Почему?» — спрашивают его друзья. И он, как человек, испытавший в своей жизни множество разочарований, отвечает: «Потому что Бог — это единственное существо, которое умеет любить вечно». От этого ощущения и рождается у человека желание называть Бога Отцом. Как говорит псалмопевец Давид «Отец мой и мать моя оставили меня, но Господь примет меня» (Пс. 26: 10).

avraamБыл в истории древнего Израиля человек по имени Авраам, которого апостол Павел назвал потом отцом всех верующих. Бог явился ему, повелел оставить родину и идти в ту землю, которую Он Сам укажет ему. Авраам исполнил все это. Он пошел в абсолютную неизвестность, полагаясь только на Бога. «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность» (Рим. 4: 3) — говорит апостол Павел. Подвиг веры Авраама заключается не в том, что он признал бытие Божие — в этом он и раньше не сомневался — а в том, что он доверился Богу, отдал себя воле Божьей. Однажды ночью, когда Авраам смотрел на звезды, Господь сказал ему, что у него будет столько же потомков, сколько звезд на небе. Потомки Авраама — это все те, кто на протяжении веков верили Богу и исполняли Его волю.С Авраама и началась та вера в единого Бога, о которой нам говорит наш Символ. Но верят в единого Бога не только христиане, но и иудее и мусульмане, называя себя так же истинными духовными потомками Авраама. Поэтому нам очень важно остановиться более подробно на значении слова «единый» в христианском Символе веры. Первое значение лежит на поверхности: единый — значит единственный в своем роде, уникальный, т. е. кроме Него нет и не может быть другого бога. Но нам открыто и то, что Бог есть любовь, то есть Он есть источник любви, Он имеет любовь в Самом Себе, безотносительно к человеку или какому-то другому творению. Ведь когда творения еще не было, любовь уже была. Как это — иметь любовь в Самом Себе? Ведь любовь — это всегда отношение, отношение с кем-то другим, с другой личностью. Так вот христианство открывает нам удивительную вещь: Единый Бог есть Троица — Отец, Сын и Святой Дух. Это три Лица, живущие в полноте любви. Полнота любви и есть единство. На самом деле это величайшая тайна и мы можем знать о ней только то, что сам Бог открыл нам.

Был такой случай с известным христианским философом блаженным Августином. Он был блестяще образован и когда пришел ко Христу, задумал написать книгу о Святой Троице так, чтобы каждый прочитавший ее, сразу же понял, как это «Бог един в Трех Лицах». Размышляя о книге, он гулял по берегу Средиземного моря и вдруг увидел маленького мальчика, который вырыл ямку в песке, ложкой выливает оттуда воду из моря. «Что ты делаешь?» — спросил Августин. «Хочу вычерпать это море и вместить его в эту ямку». «У тебя же не получится!» И тогда мальчик ответил: «Скорее я вычерпаю это море и вмещу его в эту ямку, чем ты своим умом исчерпаешь тайну Святой Троицы и вместишь ее в свою книгу».

Один из самых древних примеров таинственного откровения о Троице связан опять же с Авраамом. Однажды Бог явился ему в виде трех странников и Авраам, выбежал им навстречу, поклонился до земли и сказал: «Владыка! Если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего» (Быт. 18: 3). Авраам видит трех, а поклоняется как одному и говорит в единственном числе — «Владыка». Как раз этот эпизод, когда три странника приходят в дом к Аврааму, запечатлен на иконе преподобного Андрея Рублева «Троица». В советские времена, когда мало кто решался открыто проповедовать христианство, именно Андрей Рублев оказался самым активным миссионером, потому что когда люди даже не в храме, а в Третьяковской галерее видели его «Троицу», эта икона становилась для них настоящим откровением любви Божией.

troica-1Именно вера в Бога-Троицу отличает христианство от других монотеистических религий. Вот почему и в чине крещения даже уже после произнесения Символа веры, исповедание веры ещё не до конца совершенно. В Священном Писании сказано: «И бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2: 19). Они тоже могут вполне искренне сказать: «И мы веруем во Единого Бога Отца Вседержителя…». Нечистые силы, веря, что Бог существует, зная о Нём очень много, более того, постоянно испытывая на себе Его силу, не служат, не поклоняются Ему. Поэтому, в завершении чина сочетания со Христом священник обращается к крещаемому: «И поклонися Ему», крещаемый произносит: «Поклоняюся Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице Единосущней и Нераздельней». Этим он еще раз подтверждает свою веру в тайну Святой Троицы, которая есть не тайна разума, а тайна любви.

Далее Символ веры говорит нам о Боге как Творце и Вседержителе. Что значит слово Вседержитель? Он все держит, то есть без Его воли ни один волос не упадет с головы человека. Были в эпоху Просвещения философы, которые говорили: «Хорошо, мы согласны, что Бог мир создал. Но Он завел его как часовой механизм, дал ему все необходимые законы — физические, химические, биологические, даже духовные — и отстранился от мира». Но мы знаем, что это не так. Бог не только создал мир, но и заботится о своем творении каждое мгновение.

Бог-Творец неба и земли. Земля — это мир физический, видимый, а небо — мир духовный, невидимый. Для нас важно, что духовный мир и живущие в нем ангелы и бесы тоже сотворены Богом. Современный человек часто рассуждает так: в мире есть добро и зло, Бог и дьявол — и еще неизвестно, кто сильнее и к кому лучше обращаться за помощью. Но мы знаем что дьявол — это всего лишь падший ангел, всего лишь творение Бога, он не может быть равен Богу по силе. Дьявол причиняет зло человеку только тогда, когда сам человек открывает себя для воздействия темных сил — либо грешит и не кается, либо напрямую обращается к ним.

В день крещения человек делает решительный шаг не только навстречу Богу, но и против дьявола. Не случайно перед самим таинством обязательно произносится отречение от сатаны. Человек, повернувшись лицом к западу, говорит: «Отрекаюсь от сатаны и от всех дел его и от всех ангел его (т. е. от бесов)». Священник просит подтвердить свое отречение действием: «И дуни и плюни на него». То есть сатанинской гордыне человек наносит оскорбление — плюет на него и тем самым приобретает врага и призван бороться с ним. В одной из молитв в чине крещения священник называет крещаемого «новозапечатанный воин Христов». Но и этого отречения ещё мало. Сам Господь рассказал такую притчу. Если нечистый дух изгоняется из жилища, то он ходит по пустынным местам, но через некоторое время обязательно возвращается на старое место и, если находит его пустым, берёт с собой семь злейших духов и вселяется вновь (Лк. 11: 24-26). Поэтому мало изгнать из сердца, надо, чтобы в сердце вселился Христос. Для этого за чином отречения от сатаны следует чин сочетания (соединения) со Христом. Когда принимающий крещение человек признаёт, что он верует во Христа, он должен объяснить, в чём конкретно заключена его вера.

Далее Символ веры говорит нам о втором Лице Пресвятой Троицы: верую во единого Господа Иисуса Христа. Сына Божия единородного. «Иисус Христос» — для нас сейчас вполне привычное сочетание, мы воспринимаем его как одно имя, а на самом деле оно само по себе уже является исповеданием христианской веры. Иисус — это имя земное, человеческое имя нашего Спасителя, которое было Ему дано на восьмой день после рождения, такое же распространенное в Израиле, как, например, Иоанн и Иаков. А вот Христос — это особое слово, особый титул — «помазанник Божий», «Мессия» — не просто один из многих, а тот самый Мессия, единственный, который был предсказан всеми пророками как Спаситель и Искупитель, которого ждали на протяжении многих веков. Поэтому когда мы говорим «Иисус Христос», мы имеем в виду, что Иисус и есть Христос, что Мессия пришел, что предсказанное пророками свершилось.

spasitel-2В понимании того, Кто такой Иисус Христос, корень христианской веры. То, что Он — историческая личность, теперь уже не подвергается сомнению. Но атеист скажет: был такой хороший человек, учил людей любить друг друга, но, к сожалению, Его распяли. Иудей скажет: был такой лжемессия, богохульник и мы его казнили. Мусульманин скажет: был такой великий пророк Иса (мир ему!). Но для христиан Он — не просто пророк или гениальный проповедник, а Сам Бог, который стал человеком «нашего ради спасения».

И теперь мы подходим к самому главному вопросу: почему Спаситель? Ведь спаситель нужен только тем, кто погибает. В чем же суть нашей погибели? От чего нас понадобилось спасать? Да, от греха, от смерти, от зла.

Но откуда взялось зло? Ведь для чего создан человек? Мы же с вами знаем, что Бог есть любовь и потому творит Он для того, чтобы дать Свою любовь Своему творению, чтобы разделить с ним радость бытия, вечное блаженство. Это очень важно помнить: и человек и все остальное творение созданы не просто для каких-то временных радостей, а для вечности, для вечного блаженства рядом со своим Творцом, в общении с Ним, в познании Его любви. Но мы сейчас не имеем не только вечного блаженства, но и временного. Почему? Неужели всемогущий Бог не мог оградить свое творение от зла и смерти и дать то вечное блаженство, для которого мы все предназначены? И этот вопрос будет вызывать недоумение до тех пор, пока мы будем думать, что зло приходит к нам откуда-то извне. Да, мы знаем, что первых людей соблазнил на грех дьявол, но выбор сделали они сами. По мудрым словам Достоевского, «дьявол с Богом всегда борется, а поле битвы — сердца человеческие». И решать, кто победит, в конечном итоге предоставлено самому человеку. Это очень важно понять — у человека всегда есть выбор.

Ведь что Бог ждет от человека? Бог любит человека и ждет от него того, что все мы ждем от людей, которых любим — взаимной любви. А любовь может быть только свободной. Только когда человек свободно скажет: «Да, Господи, я люблю Тебя, я хочу быть с Тобой, я хочу исполнять Заповеди Твои», руководствуясь не страхом наказания и не желанием награды, а только сыновней любовью, это будет по-настоящему ценно перед Богом.

Итак, первые люди были сотворены свободными, и в раю им была дана заповедь воздержания — не вкушать плодов от древа познания добра и зла. Они нарушили заповедь, они вкусили, и это событие — не просто какой-то внешний поступок, оно является результатом внутреннего духовного выбора: Адам и Ева возгордились, они возомнили, что смогут достичь вечного блаженства и без Бога, они поверили сатане, который пообещал им: «будете как боги». Сатана говорил, что Бог их обманывает, что на самом деле они не умрут, и они в это поверили. Этим они уже предали Бога, еще до того как вкусили плод.

Человек — существо сложное — дух, душа, тело — как трехслойная губка. Если сверху накапать грязи, то вся губка пропитается. Началось грехопадение с духовного греха — гордости, самодостаточности, отвержения Бога. Потом прошло и на душевный уровень, ум, воля, чувства — все в человеке помрачилось. Вспомните, когда Господь зовет: «Адам, где ты?», Адам прячется от Бога в кустах — то есть у него ум помрачился. Как можно от Бога прятаться? Он же вездесущий! Потом грех переходит и на телесный уровень: человек стал болеть и умирать. Бог сказал правду: вкусив плод, люди получили две смерти: телесную — разлучение души с телом и духовную — разлучение с Богом.

Это и был первородный грех — не просто формальное нарушение заповеди, а внутренний переворот. И вот тогда и произошла катастрофа. Человек изменился, человеческая природа, созданная Творцом для вечного блаженства, исказилась, повредилась, как бы заболела грехом — и человек просто уже не мог находиться рядом с Творцом. Адам и Ева уходят от Бога, и с этого начинается земная история. С того момента между Богом и человеком возникает пропасть, которую сам человек преодолеть не может. Дело не в том, что Бог их отверг и проклял. Нет, он простил их сразу же, потому что любит. Просто они не могли сами измениться.

В 3-м члене Символа веры читаем: «нашего ради спасения». Имеются в виду вообще все люди, весь род человеческий. Неужели гибнет все человечество? Да, потому что все мы дети Адама и Евы, все мы носители их поврежденной грехом природы. И это не вина за их грех, это именно исконная поврежденность нашей природы, болезнь. И самое страшное последствие первородного греха — не временные земные страдания и даже не физическая смерть, а разлученность с Богом.

Подумайте только, до Христа ни один человек не мог соединиться с Богом даже после смерти — все оставались в шеоле (по-еврейски «место, лишенное света», ад), все пророки, праведники, которые исполняли заповеди и всей душой любили Бога. Пропасть между Богом и человеком была непреодолима. И Христос приходит спасти нас от этого, приходит вылечить нас от первородного греха и снова соединить нас с Богом. В следующий раз мы поговорим с вами о том, как же совершалось наше спасение в земной истории — о жизни Иисуса Христа, о Его проповеди, о Его крестной смерти и воскресении.